Самый лучший дар

 

Баева И.Г.,

Студентка 4 курса АлтГУ БФ

САМЫЙ  ЛУЧШИЙ  ДАР

(сказка-притча)

 

     Давным-давно, в незапамятные времена, жил на белом свете Юноша; и кормила его старая мать.

     Жили они бедно, в убогой лачуге, ибо Юноша – по слабости здоровья – почти ничего не делал, а по лени – ни на кого не стал учиться и не мог зарабатывать деньги.

Спустя какое-то время мать Юноши зачахла и умерла, оставив его круглым сиротой.

Тут-то и пришлось ему туго!

Других родственников, даже дальних, у Юноши не было – да и кто захочет посадить на шею дармоеда; друзей (не знаю, почему) отродясь не водилось…

Промыкался он так с год… И решил утопиться.

Пришел Юноша к реке, встал на берег, раскинул руки, поглядел вниз – страшно!..

Отошел, отдышался, зажмурился и опять говорит в себе: утоплюсь. Сделал шаг… страшно!..

 

 

- Ах, если б у меня хоть что-то было в этой жизни, хоть какой-нибудь дар от судьбы – ведь есть же у других! – но у меня НИЧЕГО нет!!! – вскричал в отчаянии Юноша. – Другим куда лучше, чем мне! Кто богат, кому помогают друзья или любовь поддерживает силы, а я один и нищ, и нет мне ни в чем удачи и счастья! Утопиться – и то не могу!.. Говорят, есть Бог на свете, который всех слышит, всех любит, но что-то я на себе этого не заметил! Хоть бы раз пожалел Он меня! Хоть бы что-нибудь дал мне для счастья!.. Или дары Его лишь для любимчиков?..

Замолчал Юноша, пытаясь унять дрожь в ногах и бешеный стук сердца; а было в тот день пасмурно, и затянуло небо великими тучами, и услышал вдруг Юноша Голос.

И сказал ему Голос: Да будет так, как ты просишь, сын мой.

И устрашился Юноша, поняв, Кто говорит с ним.

И спросил его Голос: Какой дар дать тебе?

«Не продешевить бы, - подумал Юноша, лихорадочно облизывая губы. – Чего мне хотелось бы больше всего?»

И устремились ему на помощь Зависть и Жадность, и прошептали: «Многие твои знакомые богаты, и глядеть не желают на тебя, голодранца. А вот будь ты богат…»

- Хочу богатства! – сказал Юноша Богу.

 

 

И дал ему Бог дар богатства.

Теперь у Юноши появилось все: ну, буквально все, что только можно купить за деньги! Роскошные одежды, драгоценности, дворцы и сады при этих дворцах, сотни рабов, готовых исполнить любую прихоть, отменные кушанья… И внимание людей также получил он, ибо зачастую внимание приобретается за деньги. Перед ним кланялись, лебезили, падали ниц… и, завидуя, отпускали проклятия за его спиной.

Вскоре Юноша устал от этого. Чего-то Юноше не хватало, и чем дальше, тем больше, а он мучился, и не мог понять, чего именно.

Прошло время, и взмолился Юноша в сердце своем второй раз:

- Не дало богатство полного счастья! Тело мое пресыщено всеми земными благами, а душа голодна. Дай же, Господи, и душе моей то, что обрадует ее! Пусть научится она видеть Красоту Мира – ибо, говорят, Красотой насыщается душа!

 

 

И дал ему Бог дар видеть Красоту Мира. В каждой травинке, в звуках природы, во всем, что окружало его, видел теперь Юноша прекрасное, слышал отзвуки музыки сфер, и пела от радости душа его.

Но красота земного мира – лишь слабое отражение небесной, и пресытилась ею душа Юноши, и затосковала снова.

«Что мне земные прелести, когда на небесах есть то, чего я никогда не видел? Хочу иметь около себя дар с Небес!» - подумал Юноша.

 

И услышал его Бог, и послал ему Райскую Птицу, прекрасней которой нет ничего на Земле. И слетела Птица в один из садов Юноши.

Каждое утро пела она, приветствуя восход Солнца, а Юноша выходил из дворца, шел к ней по росистой траве, любовался и слушал…

Но – увы! – роса была холодной, да и Юноша рано утром предпочитал спать…

Так что вскоре ему надоело каждое утро спозаранку выходить в сад.

Теперь Птица сидела в ветвях одна-одинешенька и пела Солнцу грустные песни, тоскуя о рае, где остались ее подруги, тоскуя о Юноше, которому подарили ее, а он позабавился да и забыл о ней…

 

 

А Юноша, сладко выспавшись и поевши, подумал так:

«Что бы еще попросить у Бога, а то опять стало мне скучно? Надо что-нибудь неординарное… А попрошу-ка я талант! Буду знаменит не только деньгами!.. Какой же талант всех лучше? Скульптор?.. Нет, работа тяжелая… О! Поэт! Пиши там себе на бумажках!.. Да, стану-ка я Поэтом!»

 

 

И видел Бог одиночество своей Птицы, и видел Он лень и нахальство Юноши, но ничего не сказал ему…

И послал ему Бог дар Поэта.

Ибо быть поэтом – дар Божий.

Отныне Юноша потерял покой. Наполнили его душу чудные образы и виденья, недосказанные куплеты, невыразимые мелодии; все это бродило, играло и переливалось в нем; и все это требовалось выплеснуть на бумагу, да не абы как, а соблюсти гармонию рифм, придать фразам отточенность и красоту!..

И это тоже было трудно. Ведь чем лучше дар, тем больше нужно усилий и труда на поддержание его.

Постепенно Юноша и тут утомился, и начал растрачивать свой дар на написание стихов темных и злых – ведь черных чувств в человеке больше, чем светлых, поэтому писать о них легче.

А, будучи Поэтом, следующий дар, который он захотел и счел самым лучшим, это… думаю, ты догадался. Дар Любви.

Раньше Юношу никто никогда не любил, кроме матери.

Что же?

И это дал ему Бог.

 

 

Обернулась Птица Райская Девушкой, и не оперение было на ней отныне, а белое платье, белое-белое, как звездный свет. И вошла она во дворец Юноши.

- Я люблю тебя, – сказала она Юноше.

- И я. – восхищенно промолвил Юноша, глядя в самые глаза ее.

«Как велик дар сей! – думал он. – Она прекрасна! Она живая! И она – Моя! Только Моя!.. Я получил ее, Господи, я ее получил!.. Поистине, я не ведаю дара лучше!»

И вся природа ликовала с ними, как огромный, наполненный светом храм.

 

 

Но прошло время, и этот дар тоже поднадоел Юноше. К красоте он привык (да и мало ли других красивых на свете?), песен наслушался, гулять – нагулялся, целоваться – нацеловался…  Куда приятнее выспаться, или похохотать с друзьями, чем эти бдения под луной!

«Комната у нее – в драгоценностях, одежды – на любой вкус. Чего еще ей надо? Пусть любит и ждет, и не мешает мне жить».

Но Девушка тосковала и плакала.

Юноша злился.

- Как опостылели твои вечные истерики! – кричал он. – Люблю я тебя, люблю, только успокойся!

Влюбленность его прошла, и он захотел быть грубым. «Пусть любит меня таким, какой я есть, - решил Юноша, который не привык себя в чем-то сдерживать. – Пусть сама побегает за мной»

А Девушка любила Юношу, стала терпеть грубости и бесконечные издевательства, но тем самым потеряла его уважение. Юношу потянуло к недоступным красавицам. Доступная оказалась неинтересна.

- Ты надоела мне, - сказал он. – Уйди в дальнюю комнату, чтоб я реже видел тебя.

 

 

И вот однажды он спал, и приснилось ему, что кто-то настойчиво спрашивает его:

- Какой дар лучше? Какой дар лучше?

«Кто же это?» - думал Юноша, в беспокойстве ворочаясь на кровати.

И снова услышал он:

- Удовлетворяют ли тебя дары Божии? Удовлетворяют ли тебя дары твои?

- Кто ты? – закричал Юноша.

- Душа твоя, - ответили ему.

- А-а-а! – рассмеялся Юноша. – Ну, душа, не знаю, что и сказать тебе? Не знаю я, какой дар самый лучший! Ничто не радует мое сердце до конца!

И ударил гром, и проснулся Юноша.

А рядом стояла его Девушка – Птица Райская – и протягивала к нему руки.

- Пойдем со мной, золотко, любовь моя! Истекает срок мой, и я должна дать тебе то, чего возжаждет твое сердце больше всего.

- А почему ты любишь меня? – спросил вдруг Юноша.

- На то была воля Божия. За душу твою я люблю тебя. Но идем же – я покажу тебе твою душу, и ты поймешь, какой дар наилучший!

- Пойдем! – обрадовался Юноша. – Все не такая скука, как обычно!

 

 

И взяла его за руку Птица Райская, и повела по дорогам звездным, и привела его в райский сад. А в саду том есть озеро Зеркало Истины.

- Гляди! – сказала Девушка. – Се Зеркало Истины, что покажет тебе, то и есть правда!

Взглянул Юноша… и закричал от ужаса.

Ибо увидел он в Зеркале отвратительное чудище, покрытое слизью, с затуманенным сонным взором и наглой ленивой ухмылкой на губах.

- Я ли это? – прошептал Юноша – и осекся, увидев, как чудище повторило его движение губами.

И как только понял Юноша, что это он, прошла по воде рябь, и начало Зеркало показывать картины, одна другой хуже.

Увидел Юноша себя (то есть чудище) во дворцах, богато разодетого, в мехах и каменьях. Но – что правда, то правда – не удовлетворяло его богатство. Чудище ело, чудище пило, чудище плясало, слушало сладкие речи льстецов… и скучало.

Прошла по воде рябь, и увидел Юноша чудище, окруженное Красотой Мира, услышал вновь песнь Райской Птицы на заре утра. Но и это не радовало чудище. Чудище морщилось, зевало и чесало брюхо. Чудище не хотело утруждать себя слушанием песен, оно хотело спать.

Прошла по воде рябь, и горела теперь в груди чудища Вега – звезда поэтов. И пыталась звезда засиять из этой груди так, чтоб свет увидели снаружи, но чудище не помогало ей. Потускнел огонек ее и затух, стала звезда – черной звездой, а чудище (или это показалось Юноше?) безобразнее прежнего.

- Как же за душу ты любишь меня? – вскричал Юноша, отвернувшись от Зеркала, и заплакал.

- Душа твоя не такой была, когда Господь создал ее! Ибо творил Он ее как Художник, замыслил, задумал, лепил и ваял; в радости и муке вдохнул Искру Божественную – таков акт Творенья! И станет душа твоя еще прекрасней, если увидишь ты наконец самый лучший дар, и возрадуешься ему, словно дитя, и возблагодаришь Отца своего за щедроты и милости! Не плачь, возлюбленный мой, встань, ты не все еще видел в Зеркале, ты не видел в нем последнего дара!

И послушал ее Юноша, и вновь поглядел в Зеркало, и увидел он в Зеркале Сердце Птицы.

Но какое Сердце!..

Было это Сердце больше всех Миров, прекраснее всех Красот, дороже любых богатств, прообразом всех Искусств!

Такое Сердце увидел Юноша.

- Твое сердце безгрешно? – спросил он.

- Нет, ведь я стала Человеком. Но оно любит – и любовь украшает его.

И тут мерзкое чудище  в Зеркале увидело Сердце!.. Открыло оно свои сонные глаза, причмокнуло слюнявыми губами, и жадно потянулось к Сердцу грязными когтистыми лапами!..

И впорхнуло Сердце прямо в эти лапы, засияло в глаза чудищу радостным светом, а оно зажмурилось и прижало к себе Сердце; сжимало и сжимало, шепча «мое», как вдруг Сердце треснуло и разбилось на мелкие осколки!

- Ну, все! Хватит, насмотрелся я! – крикнул Юноша, так больно ему было видеть контраст между собой и любимой. И он захотел унизить ее.

- Не знаю, зачем вообще мне сдался последний дар! Явно, что он – не самый лучший! Чуть тронь – рассыплется! Только и делай, что дыши на него, да постоянно заботься! Не слишком ли трудно для дара, а?!.

- Чем выше дар, тем больше ты должен отдать – тем больше к тебе вернется, и так – без конца. Это закон Мира. Разве ты не знал об этом?  - Девушка, улыбнувшись, взяла его за руку. – Словно танец или игра с мячом, который перекидывают по кругу, понимаешь? Стоило бы тебе написать хоть одно стихотворение постаравшись – и следующее родилось бы еще лучше! Если ты отогреешь мое сердце, то получишь Больше Любви, чем раньше!..

- Да ну, - криво усмехнулся Юноша. – Нет, я при своем мнении. Дар – это дар, для него работать не надо. Самый Лучший Дар, милочка, это когда у тебя есть все: красота и богатство, почет и слава, и никаких ответных усилий с твоей стороны! Когда жить легко, понимаешь? Вот такой и только такой дар мне нужен, теперь я это точно понял. Нет-нет! – воскликнул он, увидев отчаянье в глазах Девушки. – Я не передумаю! Тебе, я понял, велели дать мне то, что я попрошу, да? Вот и давай!

- Опомнись! – взмолилась Девушка. – О чем ты просишь?!. Это же смерть души! Ради нашей любви, потому что я не представляю жизни без тебя – прошу!..

Тогда Юноша понял: если он позволит себе засомневаться и даст слабину, эта назойливая любимая, чего доброго, переубедит его… ни за что! И потом вечно чувствовать себя глупее, хуже, ниже ее?

И он понял, что он скажет.

- Ты не нужна мне. Никогда не была нужна мне. Ты пришла ко мне сама, сама сказала, что любишь меня. А я не такую мечтал полюбить, как ты. Я не желаю быть и дальше связанным с тобой, заботиться о тебе, лишать себя радостей из-за тебя и вовек не испытать счастья! Дай же мне то, что я попросил, и навсегда оставь меня! Слышала?!. – и он оттолкнул ее.

Слова его были жестоки.

И сказала Птица ему перед смертью:

- Да будет так.

 

 

И обернулся Юноша чудесной статуей, сделанной из драгоценного материала, и украшенной каменьями, и стояла та статуя посреди прекраснейшего цветущего сада на Земле. А у ног статуи лежало разбитое птичье сердце.

Юноша же спал внутри статуи, ничего не видел и не слышал.

И стали ходить в то место люди. Они любовались скульптурой и всем вокруг, и говорили, что лучшего места нет во всем Мире, а сад подобен раю.

И приходили поэты, и слагали великолепные стихи о статуе и разбитом сердце, в которых не было ни слова правды – ведь поэты не знали этой истории!..

И приходили ученые, и спорили, кто и когда создал столь совершенное произведение искусства, и какими инструментами это было сделано, но не находили ответа – потому что тоже не знали этой истории. А если б узнали – все равно бы не поверили, ведь ученые не верят в Бога и в сказки.

И приходили богачи – отдыхать от своих забот.

И пришли как-то раз разбойники, разбили статую, сняли с нее драгоценные камни и унесли на продажу. Сердце Птицы, не заметив, втоптали в придорожную пыль.

А потом перестали ходить туда люди, ибо смотреть было уже нечего.

И прошли века, и минули тысячелетия. То, что осталось от статуи, рассыпалось в прах.

А Птице за ее страдания дал Господь новое сердце, лучше прежнего, и до сих пор, говорят, поет она в селениях райских.

А прах тот развеял ветер.

И не осталось следа от Юноши, будто и не было его на Земле.

Comments