Профессии в стихах Алтайских писателей




Ашмарина Татьяна

Будущий строитель

Не дарите мне игрушек:

Зайцев, мишек, безделушек.

Мне совсем-совсем не надо

Ни конфет, ни шоколада.

Я люблю пилить, строгать,

Гвозди ловко забивать.

Стану взрослым я когда,

Буду строить города!

А пока не вырос, братцы,

Надо мне тренироваться.

Подарите мне набор:

Молоток, пилу, топор.

 

 

Власов Алексей

Признание дирижера

Еще один день истрачен!

Работа – руками махать,

Взамен на скупые удачи

В негромких своих стихах.

И завтра будет потерян,

Как будто потерян слух.

Не лучше ли хлопнуть дверью,

Покуда и сам не потух?..

Но, видно, нельзя иначе

В душе накопить добра…

И вновь,

         словно в сетку мячик,

Спешу на работу с утра…

 

Штрихи к портрету

В видавшей виды шали

И в непогодь, и в пыл…

Звать? Вроде бы Натальей,

А отчество забыл.

Всю жизнь давала знанья,

Всю жизнь – ученики…

Но скупы на вниманье

Ее выпускники.

Ппоступь не старушки.

Разумны взгляд и жест.

И живы Блок и Пушкин

По-прежнему в душе.

И «Аленький цветочек»,

И школьных окон свет…

Но глух к звонкам сыночек,

От дочки писем нет…

Вот так и доживает,

От жизни в стороне,

Заслуженный учитель

В потерянной стране.

 

Власова Любовь

Хирург

Июнь. Жара царит в палатах.

Одежда липнет, как смола,

А ты – в бахилах, в двух халатах

Стоишь у белого стола.

Врачуешь сверток боли с кровью:

По нервам стрелы, в теле – дрожь.

И ты, склонившись к изголовью,

То пожалеешь, то ругнешь.

Целебным словом иль уколом

Поможешь боль преодолеть,

А сам все чаще – к валидолу:

На то и сердце, чтоб болеть,

Всю жизнь страдать чужим недугом,

И чтоб душой не очерстветь...

Порою нелегко хирургу

Собой, как скальпелем, владеть.

 

Герд Владимир

Электрик

Не в духе зима - как свихнулась с ума:

Смешалась с рассветом колючая тьма,

Поземка, взлетая кольцом на крылечко,

Стучится, стучится, стучится в дома.

Кидается зверем на столб и ревет

С электрика куртку рабочую рвет

И уши, лицо, как иголками, колет,

Но лезет электрик упорно - вперед.

Злорадством полны ледяные уста:

«Собаки и те в конурах неспроста.

Чего там торчишь? Заморожу в сосульку -

И столб пригодится тебе для креста!»

Смеется электрик: «Эй, старая, брось,

Иди лучше горки детишкам морозь.

Тепло мне, тепло мне в любые морозы,

Коль солнышко в каждой квартире зажглось!»

Перевод Г. Панова

 

Коржов Владимир

 У станка

Поёт станок на все лады,

Стружка вьётся синяя.

Деталь, как окунь из воды,

Показывает спину

И падает мне на ладонь

Ещё горячая – не тронь!

Резец врезается в металл,

Податливый и вязкий...

Я у станка взрослее стал,

Без втыков и натаски.

Запомнив навсегда совет

Наставника Андрея:

«С душой вникай

в суть дела, шкет,

Упрямства не жалея.

Работа - это ремесло,

А не пустое слово –

Лишь труд –

завистникам назло –

Во всём – первооснова!»

 

Мерзликин Леонид

 

Бригадир

Пришла весна,

Полно воды,

Мне не до сна,

Не до еды.

 Весна весной,

А вдруг потоп?

И я, как Ной,

Морщиню лоб.

Но я не Ной,

А бригадир.

В работе мой

Пиджак до дыр.

С утра мечусь

На полосе,

Кручусь, верчусь,

Как в колесе.

 Устал... Зато

Посею в срок!

Тогда мне что!

Я царь и бог!

 

Разглажу лоб

И крикну: «Ну,

Валяй, потоп!

Не утону!»

 

1962 г.

 

Археолог

Нахожу ли кувшин под песками,

Пыль смахну – и, как будто вчера,

Припадала к кувшину губами

Узкоглазая дочь гончара.

 

Копошился отец у горнила

Вислобровым, угрюмым сычом.

Дочь о чем-то отцу говорила,

Никому не известно о чем.

 

Все забыто. И зябко по коже.

Что со мною? Наверное, страх.

Я умру, и когда-нибудь тоже,

Может быть, откопают мой прах.

 

Посочувствуют: «Экий, однако».

Подберут и осмотрят до крох.

Я – пришелец из вечного мрака,

Представитель далеких эпох.

 

Догадаются: жил не по-царски.

Но откуда додуматься им,

Что носил я усы по-татарски,

И любимыми не был любим?

 

Что когда-то под солнцем палящим,

Археолог, в краю нежилом,

Я былое искал в настоящем

И грядущее видел в былом?

 

1964 г.

 

Печник

- Ты кто?

- Поэт.

- А я печник,

Рабочий из рабочих.

Наук высоких не постиг.

Но много знаю прочих.

 

По всей по жизни у меня

Главнейшая наука –

Чтоб люди грелись у огня,

А это, братец, штука!

 

Отец, бывало, все гундил,

«Ах, чтоб ты, – скажет, – в дышло!»

В поэты я не угодил,

Попробовал – не вышло.

 

И что? Судьбу не стану клясть.

Судьба – она судьбою.

А печнику бы печи класть

С духовкою, с трубою.

 

У печника своя стезя,

Своя, одна дорога.

И закурил бы, да нельзя:

Без дыма дыму много.

 

Печник умолк. И я молчал,

Я вынул папиросы,

Ногтем коробку распочал,

Какие тут вопросы?

 

Одна наука у меня –

Гореть, коль загорелся,

Гореть, чтоб кто-то от огня

Моих стихов согрелся.

 

Быть может, кто-то обо мне,

Когда меня не станет,

Вздохнет над книжкой в тишине,

По-доброму вспомянет.

 

Панов Геннадий

 

Сонет Учителям

                     

И вновь тревожат неподкупный ямб

вороний карк, молчание свирели.

Несовместимы Моцарт и Сальери,

путь к постиженью истины не прям.

Венок любви большим учителям,

узревшим образ родины в березе,

с набатной силой – в лирике и прозе –

сказавшим все и вся временщикам.

Клевреты славословили владык,

в угоду им коверкали язык,

торжествовала ода и халтура.

Но не теряла вольности права –

исповедальной совестью жива

в Отечестве моем литература!

 

Першин Юрий

Высокое Звание

Высок и славен тот, кто носит звание,

Рожденное в глубокой старине...

Далекий пращур колос брал руками,

Ходил в лаптях иль босым по стерне.

 

Рождалось трудно званье хлебороба.

Оно и в наши дни – соленый пот.

Бывает, что до боли и озноба

Борьба с погодой за зерно идет.

 

У хлебороба нынешнего много

Тягчайших нерешаемых проблем.

Но славная суровая дорога

Ведет его к рождению поэм.

 

И вот готова песня. Как стихия

Зерно бушует, льется в кузов дней...

От всей души преподношу стихи я,

Чтоб дело краше ладилось, верней.

 

Да будет так. как Вам весной мечталось!

Да будет жизнь на светлой высоте!

Чтоб поле Вам под ноги расстилалось

Таким, каким пригрезилось в мечте!

 

Санин Евгений

Повар

Жарит, парит и печёт –

Вот пирог, вот каша…

И за то ему почёт,

Благодарность наша!

Кондитер

«Надоело, – говорит, –

Кремом украшать бисквит».

Я от этого труда

Не устал бы никогда.

Продавец

Целый день он слышит:

«Дайте,

Заверните и продайте!»

И хоть очень устаёт,

Но даёт и продаёт!

Строитель

Строит он за домом – дом

И в жару, и в холод.

Как мы назовём потом

Этот новый город?

Дворник

Дворник до рассвета встал,

На рассвете подметал,

И когда проснулся дом,

Было чисто всё кругом!

Шофёр

За рулём сидит привычно

И под гул мотора

Напевает, как обычно,

Песню про шофёра!

Пожарный

В огне и дыму

Он идёт среди жара,

Спасая людей

И дома от пожара!

Сталевар

Прикрывается рукой

Он от огненного жара,

И течёт металл рекой

По команде сталевара!

Инженер

Он рассчитывает точно,

Чтоб всё было крепко, прочно.

Без его расчёта

Развалится работа!

Геолог

С молоточком по горам

Он проходит тут и там

И уверен: «Я найду

Здесь железную руду!»

Офицер

На учении рота,

Как во время войны…

Есть такая работа –

Быть на страже страны!

Учительница

На уроке и расскажет,

И подскажет, и покажет,

Чтобы понемногу дети

Узнавали всё на свете.

Врач

Белый халат,

изучающий взгляд:

– Жалобы есть?

Подходите подряд!

Доярка

Раньше всех она встаёт

И в коровник свой идёт.

А корова уже: «Му-у!

Что так поздно, не пойму?»

Агроном

Не застать весною дома

Днём и ночью агронома.

Дом его весной — поля,

Сева ждущая земля!

Рыбак

Опустили в море трал.

Через час кричат: «Аврал!»

И у рыбака тогда

Начинается страда!

 


Тихонов Валерий


Лётчик

Когда идёшь на вираже,

не вписываясь в круг овальный,

то, пребывая в кураже,

шар видишь как фужер хрустальный:

чуток – и взрыв нарушит связь.

ещё – и звуков не бывало!..

Но лётчик – поднебесный князь.

с Земли срывая одеяло,

мир видит ядрами зрачков,

в мозгу, в душе всё возрождая, –

от городов и до сверчков,

от пирамид и до Валдая...

Потом – на птичьей высоте –

он приземляет свои взоры

в поля в весенней пахоте,

в леса, на реки и на горы...

Но вот уже аэродром.

Рулёжка. Триптих светофора.

Лифт. На столе открытый том.

Стихи Есенина. С Босфора.

 

Филоненко Евгений

День учителя

Забыв об обидах недавних и древних.

Стараясь успеть до звонка,

Иду я с букетом цветочков осенних,

Еще не увядших пока.

 

Я в класс не ворвусь, как обычно, ракетой,

Даря щелбаны на ходу,

Сегодня степенно, с красивым букетом

К тебе, мой учитель, иду.

 

Мой мудрый и строгий,

мой добрый учитель,

Сегодня и завтра прошу:

«Вы нас за обиды простите, простите» -

Я Вам в дневнике напишу.

 

Когда упорхнём повзрослевшею стаей

В неведомый край, вдалеке

Мы эти страницы опять пролистаем

В заветном своём дневнике.

Comments